Театр За Черной Речкой - мини-рецензия на спектакль "РУСАЛОЧКА"

мини-рецензия на спектакль "РУСАЛОЧКА"

Только сказка, по мнению творческих людей начала и середины XIX века, могла вернуть красоту и загадочность, которых им так не хватало в сухой научной картине мира. Наиболее чувствительным к романтической сказке оказался театр кукол, способный особенно наглядно показать, что тело и душа — две равноценные части живого.

Премьера в театре «За Черной речкой» также стала попыткой органично соединить мир материи с миром души, мир реальный с миром идеальным. Мысль, лежащая в основе новой постановки, очень проста и совсем не научна: любящая душа не может пропасть бесследно. А между тем, спектакль «Русалочка» по одноименной сказке Г.-Х. Андерсена в режиссерском прочтении Петра Васильева — это история возникновения самой яркой звезды на небосклоне, которую Ученый рассказывает своим гостям.

На заднике сцены висит старинная карта, за которой скрывается само море — темное пространство в округлой рамке, «черный кабинет», где играется кукольная история. Художник Алевтина Торик придумала для нее кукол, оригинально трактующих знакомые образы сказки про Русалочку (Ведьма — Медуза Горгона, Бабушка — рыбий хвост и глаз...). В начале спектакля предметы на сцене словно оживают сами по себе: карта меняет цвет с зеленого на голубой и обратно, приходят в движение маятники...  На сцену выходит Ученый (Владимир Егоров) в придворном костюме XIX века и начинает рассказ: он достает из сундучка (волшебным образом оказавшегося среди бутафорского научного оборудования) кукольных героев, представляет их своим гостям (зрителям) и вдыхает в них жизнь — жить же они будут в руках у других актеров, скрытых в темном пространстве «моря»...

История, которую поведал нам Ученый, почти полностью следует за текстом сказки Андерсена. Режиссер не стал изменять ее печальный конец на счастливый, но, все же смягчил его по-своему. Вопреки романтической традиции, героиня спектакля не стоит перед жестоким выбором, а ее любовь к земному Принцу — лишь переходный этап между жизнью в морских глубинах и жизнью звезды на небосводе, где ее чистая любящая душа нашла новое воплощение.

Авторы новой «Русалочки» выигрышно объединили в своей постановке мотивы сказочного сюжета с научной атрибутикой, создав на сцене магическую театральную среду — органичную и для сказки, и для достойного воплощения идеи романтического двоемирия.

Ольга Яблокова

22 февраля - День памяти Олега Мендельсона

Сегодня  день рождения основателя и режиссера театра «За Черной речкой», Олега Юрьевича Мендельсона, человека, навсегда оставшегося в сердцах коллектива театра, его зрителей и друзей одним из самых честных, справедливых, сильных и профессиональных людей театрального Петербурга. В театре собрались его самые близкие и верные друзья, коллеги, товарищи и ученики Олега Мендельсона. Им есть, что вспомнить и что рассказать об Олеге Юрьевиче. Публикуя письмо друга и коллеги Олега Мендельсона, Александра Мексина, мы предлагаем  нашим  зрителям и друзьям вспомнить сегодня о талантливом режиссере, чутком педагоге, сильном и стойком руководителе, Олеге Юрьевиче Мендельсоне.

«Письмо об Олеге Мендельсоне»

В театральном институте режиссёрский курс — субстанция особая. Театр — искусство коллективное, а режиссура в нём на особом положении. Не знаю, как учили раньше и учат теперь другие мастера, но Зиновий Яковлевич учил нас, причём собой, как на практике соединяются талант, знания и воля одного человека - режиссёра с коллективным «Я» труппы. И это подчас не менее сложная задача, нежели решение спектакля, а вернее сказать, без такого слияния двух «Я» и не воплощается самое гениальное решение.
Сначала на курсе нас было 21 человек. Закончили 15. Одним из них был Олег. Известна байка, что на первом курсе все гении, в финале в лучшем случае «способные». К чему — это потом и определяет жизнь. Олег оказался способным...
Он с первых дней, с приснопамятной «картошки», в нашем случае с «турнепса», обнаружил редкое сочетание доброты, мягкости с сильной волей. Проявлялось это в способности некрикливо привлечь к себе внимание, когда сообща сочинялась очередная театральная забава для вечернего костра и в нежелании в поле отстать от хуторянина-атлета Ионаса Вайткуса, когда другие (каюсь и я) искали способа пофилонить (не работать же за пьяных совхозников!). И потом все годы обучения за ним сохранялась эта прекрасная ниша — без помпы и ажитации вносить свой вклад в общее дело и ставить свои курсовые работы. С его мнением всегда считались, хотя начинал он его высказывать со столь необходимого, сколь и редкого, «мне кажется». Его деликатность, редкая и в те времена, а тем более сегодня, в сочетании с преданностью одному театру и делали его заметным на курсе. Такая репутация, я уверен, дорогого стоит.
Я всегда поражался, как этому на первый взгляд не Голиафу удавалось на протяжении десятков лет вести свой коллектив от детской самодеятельности до уважаемого в городе профессионального театра, собирая вокруг себя и накапливая талантливых единомышленников, одержимых трудоголиков, а сверх того (и это главное) добрых и некорыстных людей. В нынешних спорах о модели театра будущего, где антитезой репертуарному театру предлагается антреприза, театр Олега являл и, хочется верить, будет и впредь будет являть собой пример театра-семьи. И отнюдь не снисходительном смысле. И не только потому, что и сыновья, и невестки работали бок о бок с ним, а в более высоком смысле. Ведь нет более прочных уз, чем узы семьи, основанные на любви и  взаимном уважении. Здесь в театре всегда было тепло, всегда горел огонёк, сюда тянуло. Чем не семья?
Олег сделал едва ли не второй своей профессией строительство театров — буквальное строительство с мастерком в руке, не рассчитывая на щедрость чиновников, а напротив, зачастую преодолевая сопротивление и косность, а в конце жизни ещё и подлость.
Он и ушёл, как боец - спас театр для своих учеников и последователей ценой своего здоровья и самой жизни. Это на Руси называлось хорошим словом ПОДВИЖНИЧЕСТВО.
В наше смутное время мы всё ищем героев, а они не всегда на площадях и митингах, они не так заметны при жизни, но после них остаются дела. И память. Добрая память об однокурснике, друге и единоверце. И это уже до конца дней...

Александр Мексин

27.01.2012 - "На грани фола, или Еще раз про котов" . Газета "Вести"

"Остров. Чайки. Три кота..."
У спектакля «Остров. Чайки. Три кота» (по пьесе Мартина МакДонаха в постановке Александра Невинского) непростая судьба. Триумфально взошедший на петербургском театральном небосклоне в 2009 году, он с тех пор был показан зрителю театра «За Черной речкой» не более 20 раз – и то с томительными промежутками... Так что его недавнее возрождение почти без кавычек можно назвать премьерным показом. И на редкость, к слову, удачным, учитывая замену трети играющего состава, столь непростой для сценического воплощения материал и обязывающее имя автора пьесы...

«Настоящей сенсацией театральной Европы», «чудом современной сцены», «главным драматургом XXI века», «Тарантино от театра» называют молодого ирландского драматурга Мартина МакДонаха самые строгие критики Старого и Нового света. Его пьесы собрали все мыслимые и немыслимые награды в области драматургии, включая Evening Standard Award, Tony и премию Лоуренса Оливье. Выходец из народа, самоучка, в 42 года он занимает должность штатного драматурга Королевского национального театра! Впервые со времен Шекспира четыре пьесы одного автора одновременно идут на подмостках лондонского Вест­Энда – угадайте чьи... Феномен популярности МакДонаха­драматурга может
соперничать только с его же кинематографическими триумфами: короткометражным оскароносным «Шестизарядником» и полнометражным фильмом «Залечь на дно в Брюгге».
Его творчество – свежий глоток воздуха и свободы, новая эпоха в современной драматургии – может нравиться или не нравиться, вызывать восхищение или антипатию, но равнодушным оно не оставляет никого. Странный и лаконичный, сложный и остроумный, всегда умеющий увлечь вас в еще неизведанные дали, этот талантливый ирландец, кажется, обладает способностью проникать в души своих персонажей. А они – какими бы безнадежными и отвязанными ни казались, – всегда искренни и с необыкновенным чувством юмора, что делает пьесы МакДонаха не только остро социальными, исследующими с научной беспристрастностью человеческие пороки и слабости в нашем потерянном, растерявшем привычные ценности мире, но и безумно смешными.
Пьеса «Лейтенант с острова Инишмор», по которой был поставлен спектакль «Остров. Чайки. Три кота», – незатейливая история из жизни все тех же персонажей – обескураживающих героев МакДонаха. Абсурдная история про двух ирландских придурков – самых обыкновенных жителей забытого богом островка, где мало новостей и развлечений, зато много спиртного... трех живодеров – сущих младенцев – вооруженных до зубов бойцов INLA... одного нежного отморозка – борца за независимость, его неожиданную любовь и столь же неожиданную смерть (впрочем, что у МакДонаха ожидаемо?)... И еще, конечно же, про котов... А как же? Ведь вопрос «что важнее – замученные кошачьи головы или свобода Ирландии?» занимает артистов со зрителями добрых два с половиной часа – и не дает заскучать ни на секунду...
Сбиться, воплощая эту историю на сцене, в глупый фарс, пафосную драму или – того хуже – в морализаторство, проще простого... Но артисты театра «За Черной речкой» под руководством режиссера­постановщика Александра Невинского умудряются филигранно лавировать на тончайшей – отделяющей смешное от трагического, заставляющейся задуматься об истинных ценностях – грани, которую в данном случае не стыдно назвать настоящим искусством...
Ближайший спектакль намечен на
8 февраля. Он не рекомендован для просмотра лицам младше 16 лет, беременным женщинам и людям с неустойчивой психикой, но все остальным – смотреть обязательно!
Адрес театра: Санкт-Петербург, Богатырский пр., 6 (ст.м. «Пионерская»).

Марианна ВАСИЛЕВСКАЯ

1.12.2010 - "Подведены итоги международного фестиваля "АртОкраина" Искусство ТВ Интернет телеканал

Театральный фестиваль "ArtОкраина" 30 ноября в Карельской гостиной Дома Актёра (Санкт-Петербург)состоялось Закрытие I Международного фестиваля камерных театров и спектаклей малых форм – «AртОкраина».
В проекте принял участие 21 театр из 6 стран, при том, что о своем желании поучаствовать в работе первого фестиваля «АртОкраина» заявили более восьмидесяти драматических, пластических, синтетических и музыкальных коллективов из Франции, Германии, Чехии, Израиля, Армении, Азербайджана и России. Площадкой для проведения фестиваля стал небольшой Санкт-Петербургский театр «За Чёрной речкой».
Дипломы и памятные подарки лауреатам фестиваля вручал его художественный руководитель, Олег Юрьевич Мендельсон. «Мы воспитаны на идеалах дружбы. А сейчас везде, справа и слева, слышишь только «это ваши проблемы», - поделился с собравшимися Олег Юрьевич. «Для меня главным итогом фестиваля стала сумасшедшая дружеская поддержка, которая окружала нас эти 2 месяца. Откликнулось очень много людей».
В числе лауреатов были названы театр «Мастерская» Григория Козлова, театральный проект Аси Ширшиной, детский театр «Куклы», N-театр, авторский театр и театр Романа Габриа (все: Санкт-Петербург), а также театральная компания «Ника» (Израиль), Дмитрий Гайворонский (США), театр «У Моста» (Пермь), «Teart-05» (Германия), «Листья» (Москва), «Аркам» и «Кронос» (Франция) и многие другие. Отдельно была отмечена программа английской средневековой музыки в исполнении ансамбля средневековой музыки «Laterna Magica». Премию «За преданное служение театру» получила народная артистка России Ирина Соколова.
Итогом фестиваля все отметили то, что фестиваль состоялся, не смотря ни на что. На грани закрытия вследствие двух поданных исков оказался Пермский театр «У моста». Лишь вскользь упоминали о том, как было трудно; как в театре «За Черной речкой» выключали свет, но саму «тёмную» историю предпочли обойти стороной. А общим желанием и пожеланием стал следующий фестиваль. This show must go on.
Кроме показов спектаклей в рамках фестиваля «АртОкраина» была реализована программа творческих встреч и круглых столов с их авторами, исполнителями, критиками, а также другими известными актёрами и режиссерами России и зарубежья. Это стало очень важной составляющей для фестиваля. Также, сразу после показов спектаклей, были проведены открытые обсуждения, в которых мог поучаствовать каждый зритель. «Фестиваль дает живой срез тенденций и направлений в искусстве», - считает театральный критик Алексей Исаев. «Он выявил характерную проблематику для камерных театров, определил вектор развития для самих театров, и, что особенно важно – зрителей и критиков, которые часто не удостаивают вниманием малые театральные формы. А зря». Алексей Исаев пожелал организаторам, чтобы в дальнейшем фестиваль продолжил набирать плоть и становился всё более существенным для театральной публики.
Заместитель председателя комитета по культуре Александр Платунов, отметил, что сама идея фестиваля оказалась очень нужной и своевременной. Позаботиться о судьбе небольших театров необходимо. Фестиваль «АртОкраина» стал объединяющим началом для небольших театров.

26.11.2010 - "Фестиваль «Art Окраина» близится к завершению" Peterburg2

Маленкие Комедии
Зрители театра «За Черной речкой» увидели много спектаклей, познакомились с большим количеством разнообразных коллективов и жанров. 24 ноября состоялась премьера. Был показан спектакль «Маленькие трагедии» по пьесам А.П. Чехова «Предложение» и «Медведь». В работе принимают участие актеры театра «За Черной речкой» и «Молодежного театра на Фонтанке».

Профессиональная работа режиссера и самоотдача актеров делают спектакль энергичным и захватывающим.

После премьеры прошло обсуждение, на котором были высказаны достаточно теплые отзывы о работе.

«Это была лишь премьера, спектакль сыгран на зрителе - он родился, теперь будет расти и развиваться» - сказал художественный руководитель театра «За Черной речкой» Олег Юрьевич Мендельсон. Что же, остается пожелать новорожденному -   долгой, счастливой и успешной жизни!

Денис Сергеев.

23.11.2010 - "У моста за Черной речкой" Gorodovoy.ru

Театр "У Моста" (Пермь) на фестивале "ArtОкраина"
Петербург - город мистический, в этом пожалуй мало кто сомневается. В произведениях многих классиков об этом городе проскальзывает тема загадочного, иного, темного...

В прошедшие выходные  - 20 и 21 ноября - петербургская мистика уступила на время свое место пермской. И произошло это на сцене театра «За Черной речкой».

Дело в том, что театр проводит международный фестиваль «Art окраина», в рамках которого выступил пермский театр «У моста» - это единственный в мире мистический театр.  В этот раз пермяки привезли уже полюбившим их постановки петербуржцам два спектакля, поставленным по пьесам Мартина МакДонаха – «Красавица из  Линэна» и «Сиротливый Запад».

Только ли слово «мистический»  в названии театра создает особую атмосферу вокруг него и притягивает зрителей? Потому ли он мистический, что в репертуаре есть спектакли, затрагивающие тему взаимодействия человека с неизвестным? На творческой встрече художественный руководитель и режиссер театра Сергей Федотов рассказал, о том, что в процессе работы с актерами он раскрывает возможности их подсознания, погружает в глубины их собственной психики, раскрывает внутренние возможности. На результатах этой работы построены спектакли, собирающие большое число зрителей.

Необычна и атмосфера самого театра – мистическая; и работа актеров – работа с внутренней энергией; и противоречивые персонажи, как, например, в «Сиротливом Западе» вечно пьяный священник, усомнившийся в вере в Бога, оказывается единственным трезвомыслящим и глубоко верующим человеком – все это делает театр уникальным, а спектакли глубокими и надолго запоминающимися.

Денис Сергеев

23.11.2010 - "Творческий вечер Ирины Соколовой в театре «За Черной речкой» Gorodovoy.ru

Творческий вечер Ирины Соколовой на фестивале "ArtОкраина"
В теплой и дружественной атмосфере прошел творческий вечер, посвященный творчеству народной артистки РФ Ирины Соколовой.

Встреча состоялась на сцене театра «За Черной речкой» в рамках фестиваля камерных театров «Art Окраина». Зал был наполнен почитателями актерского мастерства актрисы. Ирина Леонидовна представила публике несколько отрывков из сыгранных ею пьес. В спектакле, действие которого основано на прогулках с собакой, актриса раскрывается как хрупкая и тонко чувствующая женщина, в «Маленьком принце» она обнажает детскую душу французского писателя. «Элеонора.

Последняя ночь в Питтсбурге» - моноспектакль, поставленный Романом Виктюком специально для  Ирины Соколовой, отвечает на многие вопросы о жизни и биографии актрисы.

В ходе беседы, состоявшейся в конце встречи,  меня потрясло признание, не побоюсь этого слова, звезды петербургской сцены  о том, что она, если бы могла выбрать – ушла бы из жизни во время своего спектакля. Пожалуй, это лишь подчеркивает ее преданность этому виду искусства - театру.

Денис Сергеев

26.10.2010 - "Арт Окраина в центре внимания" Peterburg2

Театр "Листья" на фестивале "ArtОкраина"
Нынешняя осень для театрального Петербурга стала насыщенной событиями. Состоялось сразу несколько театральных фестивалей. Спектакли Александринки и Балтийского дома походили практически одновременно, что заставляло публику делать выбор в пользу одного или другого театра.

Фестиваль «Арт Окраина», проводимый театром «За Черной речкой» будет длиться еще долго – до конца ноября. В программе фестиваля камерных театров принимает участие 21 коллектив из шести стран мира – России, Франции, Германии, Чехии, Израиля, Азербайджана. Петербургские зрители могут увидеть спектакли уже знакомых им театров, например таких, как пермского театра «У моста», петербургского театра «Мимигранты», а так же познакомиться с творчеством еще не известных Северной столице, но уже принявших участие в международных фестивалях, коллективов.

Событие такого рода в своем пространстве театр проводит впервые. Идея театрального фестиваля «Арт Окраина» родилась в коллективе театра именно потому, что он находится на городской окраине. Этот факт не снижает интереса публики к театру, наоборот, театр доступен, самобытен и живет полной жизнью. Во время проведения фестиваля для профессионалов в области театра проводятся пресс-конференции и круглые столы; проявляющие интерес зрители могут посетить творческие встречи с актерами и режиссерами, а так же принять участие в обсуждениях спектаклей в самом театре.

Побывав на одной из пресс-конференций, проводимой театром «За Черной речкой», я познакомился с московским театром жанровых миниатюр «Листья». Главный режиссер и постановщик Владимир Аносов рассказал о своем театре, поделился планами на будущее. Человеком он является весьма необычным – творческий потенциал сочетается в нем с целеустремленностью и большим жизненным опытом. Занятие восточными единоборствами и философией привносят свой особый колорит в технику его работы с актерами. Из любительского коллектива он сумел создать театр, спектакли которого удивляют зрителей своей глубиной и необычностью формы. В этом я лично убедиться, побывав на спектакле «Мотылек. Прикосновение» поставленному по рассказу Герберта Уэллса «Страна слепых».

На обсуждении после спектакля зрители задали вопросы, при ответе на которые постановщик рассказал какие темы он пытался раскрыть в ходе постановки. Спектакль заставляет зрителя задуматься над актуальными вопросами современности – отношениях толпы и личности, выделяющейся из нее; вечным вопросом о смысле жизни; философским вопросом о том, чем является мысль до ее формирования в слова.

Театр «За Черной речкой» ждет зрителей на спектакли, как в период проведения фестиваля, так и после его окончания.

Денис Сергеев.

26.10.2010 - "Малые театры уезжают за границу" Мой Район

В городе сложилась абсурдная ситуация: камерные театры охапками берут "Золотые Маски" и "Золотые Софиты", но их спектакли идут за границей. Театры лишаются помещений, выживают как могут или закрываются.

Город может потерять еще один камерный театр

В театре «За Черной речкой» актеры передают друг другу термос, чтобы согреться чаем. Здесь проходит фестиваль камерных театров «Арт-окраина», а в театре нет света. «Люди приезжают из других стран, нам стыдно» - говорит Сергей Гвоздев, директор театра. Перекрыл рубильник председатель ЖСК. По его словам, актеры - захватчики, ведь помещение им не принадлежит. Это так: раньше арендатором помещения была администрация района.

Потом чиновники потеряли права арендаторов, и театр оказался вне закона. «Мы просили сделать нас государственным театром – отказали. Просили помещение в аренду – нам почему-то отвечали, что это невозможно» - говорит Сергей. Отсюда - проблемы с монополистами и ЖСК. Сейчас КУГИ наконец согласился на аренду, но это процесс долгий. А подключать электричество никто не торопится. Спектакли идут благодаря спешно купленному генератору. «Мы будем стоять и играть до конца!» - храбрится Олег Мендельсон, худрук театра. Тем временем ЖСК уже подало заявление в милицию с требованием выселить актеров.

Театры из 90-х по-прежнему «крутятся»

В 90-е годы новые экспериментальные театры образовывались один за другим, их появилось больше 300. Сейчас выживших – единицы, скажем, тот же театр «За Черной речкой», «Бродячая собака», «АХЕ» (хотя в театральной тусовке ходят слухи о желании театра уехать за границу). Выехали за рубеж на совсем театр «Дерево», «Шарманка».

Один из театров, выживших и оставшихся в Петербурге - «Комик-Трест». Правда, несмотря на почти 20-летнюю историю и множество театральных наград, у театра до сих пор нет собственной сцены. Наталия Фиссон, актриса театра, поделилась: аренда даже небольшого зала в городе берет от 50 процентов прибыли от спектакля.

Но когда зал арендован, встает другая проблема – реклама. Цена за афишу, вывешенную в городе, одинакова как для звезды мировой сцены, так и для маленького театра. «Комитет по культуре дает квоты на какое-то количество афиш, но их надо еще получить» - говорит Наталья. Вся реклама держится на неформальных связях с журналистами.

И тем не менее, работа «в ноль» прибыли – дело обычное. Секрет выживания «Комик-Треста», по мнению Вадима Фиссона, художественного руководителя, в том, что у театра есть спектакли, с которыми можно показаться везде: это и клоунада, и уличный театр, и кабаре. Также театр сделал ставку на совместные проекты с зарубежными театрами и часто пропадает на гастролях.

Новые театры, ау!

В 2008-м году в Петербурге в Выборгском районе появилась уникальная в своем роде театральная Лаборатория «Театрика». Молодые актеры провозгласили свой принцип: доказать, что театром можно заработать. Они сняли помещение на Институтском проспекте по коммерческой цене (другой им никто не предложит), назвались «Центр культурных инициатив «САД».

Чего здесь только не творилось за три года: театральные эксперименты с участием зрителей, поэтические марафоны, мастер-классы по игре на диджериду, игровые корпоративные тренинги и детские праздники. Актеры пытались жить и зарабатывать как могли. «В результате мы устали и съехали, - призналась Карина Пронина, арт-директор лаборатории. - На данный момент репетируем и играем на многочисленных фестивалях и частных мероприятиях, куда нас зовут. Собственной площадки у нас нет».

Актеры подумывают о том, чтобы уехать за границу и жить там.

Ситуация типичная. «Мы показываем себя только на фестивалях, международных и российских. У нас нет денег на аренду и выпуск полноценного спектакля, нет спонсоров. У районных властей мы ничего не просим - не хотим, чтобы нас обязывали выступать на каком-нибудь «празднике урожая»» – объясняет Александр Любашин, хореограф молодого театрального проекта «ёd physical theatre». Не секрет, что у многих молодых театров нет даже регистрации – у актеров нет желания и сил мотаться по кабинетам и собирать бумажки. А без регистрации им не дают гранты.

Коллективы варятся в собственном соку, оставаясь неизвестными массовому зрителю, при этом имея даже уникальные спектакли, которым аплодируют за рубежом..

Вадим Юрьевич Гололобов, директор театра «АХЕ»: Конечно, каждому театру не дашь по личной сцене. Но есть театры, которые работают не один год, любимы зрителями и заслужили свой дом. «Многотеатральность» города – это та питательная среда, где рождаются смелые эксперименты, различные новые формы, жанры, где каждый зритель и актер может найти что-то свое. Это независимость от всего мейнстримового, классического, от жесткого репертуара. Многие режиссеры, слава которых сейчас гремит на весь мир, начинали именно в малых театрах.

Жанна Зарецкая, театральный критик, член комиссии по поддержке негосударственных учреждений культуры в комитете по культуре администрации города:

Комитет по культуре сейчас делает для негосударственных театров гораздо больше, чем раньше. И в будущем, думаю, поддержка негосударственных театров станет более ощутимой. Уже создана комиссия по поддержке негосударственных учреждений культуры, она выдает гранты. Каждый театр может претендовать на эту помощь. В прошлом году выдано грантов на 12 миллионов рублей, это беспрецедентная, немалая сумма.

Также комитет советует – идите в районы, администрации могут найти неожиданные варианты - помещения, комнаты, где можно организовать сцену. Тогда комитет попробует договориться о льготной аренде. В городе недавно был принят региональный закон о культуре, и там впервые утверждено, что одним из приоритетов городской политики в сфере культуры станет поддержка именно негосударственных учреждений. Также, как известно, ожидается закон о частном государственном партнерстве, где будут прописаны льготы спонсорам за поддержку некоммерческих организаций. Хочется надеяться, что это облегчит жизнь малым театрам.

Татьяна Морозова

20.10.2010 - "Театр «За Черной речкой» на грани выживания" Мой Район

В театре «За Черной речкой» большое событие – идет международный фестиваль камерных театров, приезжают артисты из Франции, Чехии, Азербайджана, Израиля. При этом репетиции идут в сумерках, а чай именитые гости пьют из термоса. ЖСК дома, где находится театр, отключило все помещения от электроснабжения.

Олег Мендельсон, худрук театра, не может без боли говорить о происходящем. «Нас просто выживают, но мы будем продолжать работать во что бы то ни стало» - говорит он.

Театр вне закона

Четыре месяца назад председатель ЖСК дома на Богатырском проспекте, 4, Александр Катрин пришел в администрацию театра и сказал, что отключает его помещения от электроснабжения. Подключиться посоветовал к паспортному столу, который находится в здании. Паспортный стол театру отказал, и коллектив оказался совсем без электроэнергии. Спектакли идут благодаря спешно купленному генератору.

Что побудило председателя ЖСК без уколов совести, легким движением рубильника поставить под угрозу существование давно любимого петербуржцами театра?

Корреспонденту «МР» Катрин сообщил следующее: у театра нет ни одного правоустанавливающего документа на помещение, и по сути артисты – настоящие захватчики, аренду не платят. Катрин с фактической стороны прав – у театра действительно нет правоустанавливающих документов на помещение (правда все коммунальные платежи администрация регулярно платит). Но вины в этом театра нет.

Театр в доме и без дома

В 1994-м году помещение было передано городом отделу культуры Приморского района специально для размещения театра «За Черной речкой», есть документы, это подтверждающие. Отдел культуры района был владельцем помещений, платил за театр аренду. А 2005-м году по закону отделы администраций теряли свои юридические статусы и права арендаторов. Отдел культуры перестал иметь отношение к театру, и основания занимать помещения на Богатырском у коллектива пропали.

Так началась длинная эпопея борьбы театра за существование, продолжающаяся до сих пор. Отсутствие документов на помещение влечет за собой кучу проблем с монополистами - от подключения к электричеству до отопления и прочих коммунальных вещей.

Администрация района придумала для театра новое решение – создание Приморского культурного центра на базе помещений театра, куда войдут ДК района. В 2006-м году так и произошло. Но ДК и театр в одном помещении не ужились – у них разные цели, программы работы, разное представление о том, как развиваться, тратить средства и так далее. Объединения не получилось, и с 1 января 2010 года культурный центр съехал в другое здание, предоставленное администрацией.

Театр и центр –  не одно и то же

А коллектив снова остался без прав. У администрации района ответ один – сами виноваты. Театр, мол, сам не захотел слияния с культурным центром, которое предлагается до сих пор. Он хочет быть частным, независимым – пусть сам и решает свои проблемы.

Эту позицию не раз озвучивали представители отдела культуры района, в том числе в телевизионных передачах на 5 канале и телеканале «СТО». Нам, наверное, трудно представить, если бы театру имени Миронова предложили объединиться с ДК Ленсовета в один коллектив – абсурд! Почему-то театру «За Черной речкой» это предложили. «Если театр сливается с культурным центром, у которого совсем другие задачи – это значит, что театра нет!» - говорит Анатолий Журавин, заместитель директора театра.

Артисты и режиссеры уже устали убеждать чиновников, что театр – это особый мир, это не частная лавочка, даже по статусу это АНО – автономная некоммерческая организация. В прочем, театр не раз просил сделать его государственным, но получал отказы.

Надежда на светлое будущее (во всех смыслах этого слова) – только на КУГИ района, которое начало-таки рассматривать процесс передачи театру помещения на законных основаниях. Сейчас театр готовит пакет документов для КУГИ. Но когда это произойдет? Может пройдет и год и два. А электроснабжение, которое можно подключить только на основании прав на помещение, нужно сегодня.

Смешно сказать, что речь идет всего о 6-10 киловаттах – как для обычной 4-5-комнатной квартиры.

Комментарий

Ольга Довгарь, начальник отдела культуры Приморского района:

"Театру нужно оформить свое помещение в КУГИ, стать законными арендаторами и тогда у них решатся все проблемы с монополистами и ЖСК. Мы запрашивали возможность безвозмездной аренды, но получили отрицательные ответы. Театру нужно активнее собирать документы".

Татьяна Морозова

19.10.2010 - "Пермский Театр "У Моста" покажет в Петербурге спектакли из легендарного цикла"

Театр "У Моста" (Пермь) на фестивале "ArtОкраина"
Firstnews

Один из лучших театров России, лауреат национальной театральной премии "Золотая Маска" Театр "У Моста" сыграет в Петербурге  спектакли из своего легендарного ирландского цикла.
Пермский Театр "У Моста" покажет в Санкт-Петербурге спектакли "Красавицу из Линэна"  и "Сиротливый Запад" в рамках международного театрального фестиваля "АртОкраина", сообщает пресс-служба театра.

Заслуженный артист РФ, лауреат Национальной премии Чехии, Лауреат национальной театральной премии "Золотая маска" Сергей Федотов, автор "уникального изобретения" - Пермского Театра "У Моста", знаменит тем, что первым в России начал ставить пьесы Мартина МакДонаха, ставшего сейчас по-настоящему культовым драматургом. Именно Федотов угадал в его черных комедиях о жизни ирландцев нечто до боли созвучное нашему менталитету, он удачно рассчитал соотношение натурализма и иррациональности в историях МакДонаха, нашел чрезвычайно точный способ актерского существования, при котором персонажи вызывают живое сострадание, оставаясь, по сути, почти фарсовыми фигурами.

"Сиротливый Запад" в Театре "У Моста" положил начало нынешнему российскому "макдонах-буму" и задал канон его театрального чтения. Сейчас в России идет несколько десятков постановок по пьесам МакДонаха, его популярность, безусловно, связана с потребностью современных театров в освоении новой, оригинальной стилистики и поиска нового режиссерского языка, особого метода актерской игры. Для самих же пермяков МакДонах стал четвертым - после Гоголя, Булгакова и Шекспира - программным автором: в афише уже четыре его пьесы.

По мнению столичных критиков, режиссеру из Перми удается разглядеть в пьесах ирландского драматурга мощную драматургию и поразительную человечную историю. Для сценического воплощения художественного мира МакДонаха Сергей Федотов выбирает не акцент на трюковой составляющей или уходе в экстремальную эстетику, а, напротив - предельное внимание к особенностям текста и авторской стилистике, очень органично сочетаемых с традициями систем Михаила Чехова и Ежи Гротовского. МакДонаховские спектакли Федотова необычайно смешные и одновременно очень пронзительные.

В 2010 году спектакль "Калека с Инишмана" был выдвинут на соискание премии "Золотая Маска": Театр «У Моста» стал Лауреатом этого фестиваля и обладателем специальной премии жюри.

Анатолий Смелянский, председатель жюри, ректор Школы-студии МХТ им.А.П. Чехова, профессор, заслуженный деятель искусств РФ, вручая Сергею Федотову Специальную Премию Жюри, сказал, что вручает в действительности совершенно особую премию:
"Первая Специальная премия жюри присуждается Пермскому Театру "У Моста". Театру, который основал и 22 года ведет Сергей Федотов...когда видишь театр из города Перми, Театр "У Моста", театр не в пределах Садового Кольца. Театр с потрясающим репертуаром, Театр, который на протяжении двух десятилетий занимается русской и мировой классикой, который ставит подряд самые сложные пьесы мирового репертуара и который представляет не только репертуар, но и актеров очень часто прекрасных. И пусть сам спектакль по МакДонаху, который они показали и не получил главной премии, потому что были более безусловные спектакли, но этот Театр - Художественное Явление, это некий Маяк, это поддержка русского периферийного театра, который, оказывается, может жить достойно, осознанно, осмысленно и художественно".

В Петербурге Театр "У Моста" представит спектакли, с которых началась "макдонаховская история" для российского театра. На сцене Театра "За Черной речкой" 20 ноября будет показан спектакль "Красавица из Линэна", 21 ноября - "Сиротливый Запад".

11.10.2010 - "Откровенно, крупным планом" Известия (Санкт-Петербург)

Театральный фестиваль "ArtОкраина"
С понедельника открывается новая часть двухмесячной программы Первого международного фестиваля камерных театров и спектаклей малых форм "ArtОкраина", который проходит в Петербурге. Грядет череда "круглых столов", на которых режиссеры, драматурги, театроведы, студенты и аспиранты творческих вузов, культурные чиновники и журналисты, пишущие об искусстве, будут обсуждать животрепещущие вопросы непростой жизни коллективов, которые вынужденно или осознанно работают и существуют на небольших площадках. Словом, помимо разнообразия фестивальных спектаклей, показ которых продолжится до 28 ноября, предстоит и общение в формате крупного плана - лицом к лицу и глаза в глаза.

К участию в работе "круглых столов" на "ArtОкраину" приглашены, помимо представителей театров, драматурги и критики, студенты, аспиранты и публицисты, а также представители городского комитета по культуре и Союза театральных деятелей. Судя по всему, общение выйдет эмоциональным по накалу страстей. Энергетический обмен личным опытом и мыслями "по поводу" в кругу коллег, откровенный разговор без купюр - дело всегда нужное.

О чем говорить, когда трудно молчать?

Артисты театральной массовки знают один секрет - как сымитировать аудиоэффект обсуждения ("толпа ропщет"), чтобы создавалось впечатление многоголосного гула. Текста при этом в пьесе не написано, однако что-то все-таки должно быть сказано вслух. И тогда каждый из стоящих на сцене, обращаясь к партнерам, жестикулируя и активно работая лицом, произносит на разные лады одно и то же: "О чем говорить, когда не о чем говорить?"

На "круглых столах" в рамках фестиваля "ArtОкраина" поговорить будет о чем - наболело.

11 октября в Карельской гостиной Дома актера на Невском будет организован первый "круглый стол" под названием "Современная драматургия для камерных театров". Речь на нем пойдет о различных аспектах взаимодействия авторов с театрами - как в творческом, так и в экономическом плане. Инициаторы этого разговора (они же создатели фестиваля) - коллектив петербургского театра "За Черной речкой" - зададут собравшимся вопросы, которые давно волнуют их самих. Почему драматурги, как правило, "страшно далеки от народа" и довольно слабо представляют себе действительность и условия существования камерных театров? Почему сегодня театр и автор ищут друг друга, но не всегда могут найти? Почему многим камерным театрам приходится вовсе отказываться от услуг драматургов и самостоятельно заниматься написанием пьес и инсценировок для своего текущего репертуара?

Будут подниматься и обсуждаться вопросы авторского права и взаимодействия с Российским авторским обществом и с агентствами. А также юридические аспекты, потребности в адаптации текстов к условиям небольших площадок, необходимости создания единого информационного поля в сфере современной драматургии.

В дальнейшем там же, в Доме актера, соберут еще два "круглых стола". 15 ноября темой разговора станут "маленькие театры в большом городе", судьбу которых обсудят руководители театров, режиссеры и артисты, творящие в "малом формате". А в день закрытия форума "ArtОкраина", 30 ноября, будут подведены итоги двухмесячного марафона. И любопытно, будет ли поставлена в этот момент гордая точка, интригующая запятая или многозначительное многоточие.

Давайте восклицать, друг другом восхищаться

В отличие от спектаклей-участников, которые идут на сцене "окраинного" театра "За Черной речкой", творческие встречи с благодарными зрителями будут проходить в центре города. Большинство этих встреч состоится в пространстве, которое предпочитает именовать себя нынче Парком культуры и чтения, - это полюбившийся многим формат доверительного общения в залах книжной сети "Буквоед". Там рассказывать о жизни и судьбе и отвечать на вопросы собравшихся гостей и друзей будут заслуженная артистка России Елена Драпеко, актриса московского театра "Комедиантъ" Ирина Егорова и художественный руководитель фестиваля "ArtОкраина", главный режиссер театра "За Черной речкой" Олег Мендельсон. В вечере, посвященном блестящей (к великому сожалению, уехавшей из страны) комической актрисе современности, лауреату кинопремии "Оскар" Лилиан Малкиной, которую любя называют "чешская Раневская", также примут участие однокурсница Малкиной по Моховой, народная артистка России Елена Маркина и заслуженный артист России Виктор Федоров.

Пригласит "Буквоед" и коллектив Петербургского драматического театра им. графини С.В. Паниной, и главного режиссера легендарного пермского театра "У Моста" Сергея Федотова, встречи с которым с нетерпением и уважением ждет театральная общественность города.

В сети кофеен "Идеальная чашка" пройдет литературный вечер с актрисой Театра на Литейном и театра "Приют комедианта" Асей Ширшиной, одной из лучших учениц Вениамина Фильштинского, и неформатное общение с артистами международной театральной лаборатории "Театр 05" из Германии.

Лофт-проект "Этажи" предоставит помещение для общения с Романом Габриа - петербургским пластическим и психологическим авангардистом. Там же пройдет презентация и выступление московского Театра жанровых миниатюр "Листья" и петербургского клоун-мим-театра "Мимигранты".

Творческая встреча с Аленой Барковой, артисткой Театра им. Ленсовета, а по совместительству дипломированный филолог, и Игорем Миркурбановым, окончившим РАТИ-ГИТИС и до отъезда в Израиль, на работу в театр "Гешер", игравшим в Театре на Таганке, пройдет в культурном центре "Есод" на Петроградской. А во Дворце детского творчества Петроградского района Олег Мендельсон проведет мастер-класс для воспитанников театральных студий под названием "Как стать актером?"

Мария Кингисепп

23.09.2010 - "Театральная "АртОкраина" в центре внимания" Известия (Санкт-Петербург)

Театральнай фестиваль "ArtОкраина"
20 сентября в Петербурге родился новый театральный фестиваль с говорящим названием "ArtОкраина". Афиша собрала артистов из России, Франции, Германии, Чехии, Израиля и Азербайджана. Несмотря на скромные ресурсы - бюджет, площадку, формат - крошечного театра "За Черной речкой", новорожденный фестиваль представляет городу лучшие работы последнего времени в камерном жанре и вызывает живой интерес театралов и театроведов.

Инициатива создания фестиваля принадлежит режиссеру Олегу Мендельсону и его маленькому театру "За Черной речкой". Коллектив это творческий, давно и нежно любимый петербургскими артистами и постоянными зрителями. И расположен он именно что на городской окраине - в Приморском районе, на Богатырском проспекте.

Александр Платунов, заместитель председателя городского комитета по культуре, подчеркнул в ходе пресс-конференции, посвященной открытию "ArtОкраины": фестиваль удачно коррелирует с концепцией проекта "Культура рядом". Этот проект посвящен созданию и проведению событий культурной жизни в отдаленных районах Петербурга. А главное, по мнению Платунова (с ним абсолютно согласны организаторы и участники), маленькие театры и студии нарабатывают язык искреннего, близкого, доверительного и откровенного общения артистов с публикой.

Антивирусная программа

Психологи давно доказали, что по-настоящему доверительные отношения возникают в малых референтных группах, каковыми можно считать и небольшие театральные коллективы. Именно они, а не статусные академические сцены, уже более ста лет (со времен, пожалуй что, парижского - "Свободного театра" Андре Антуана) эффективно борются с дефицитом доверия, который породила современная цивилизация. И фестиваль камерных театров - та самая форма, которая будет будоражить умы и возбуждать эмоции.

Кроме того, в нашем обществе "живет" противный вирус под условным названием "престижное сознание", или "чувство собственной важности", который берет человека в плен его социальных ролей. И только приходя в уютные залы и глядя в глаза артистам, играющим на крошечной сцене, зритель не надевает на себя ни социальную маску, ни дорогущие украшения и дизайнерские платья, как поступает зачастую при посещении театров пафосных и крупных.

Фестивальная программа рассчитана на два месяца (с 20 сентября по 30 ноября). Основные дни показов специально подобраны под конец недели и выходные дни, чтобы публике было удобно добираться до "ArtОкраины". Будут сыграны спектакли, уже знакомые петербуржцам, и приедут гастролеры, встреча с которыми для нас - редкость и диковина.

Знакомые все лица

Из хорошо известных участников фестиваля - театр Григория Козлова "Мастерская" (вчера открывший первый сезон в бывшем здании театра "Буфф" на Народной улице) с постановкой Андрея Гаврюшкина "Кроткая", театр Романа Габриа с моноспектаклем Александра Клюшина "Офсайд", "Авторский театр" с уже прозвучавшей в городе работой "Мандельштама нет", "Такой театр" с драматическим спектаклем Анны Вартаньян "Священная книга оборотня" и комик-фарс "Голос" по Самуэлю Бэкетту клоун-мим-театра "Мимигранты". Хозяин фестиваля - театр "За Черной речкой" - сыграет чеховскую шутку "Маленькие комедии". Актриса Театра на Литейном, выпускница мастерской Вениамина Фильштинского Ася Ширшина подготовила моноспектакль "Маскар Ад" по произведениям Анны Ахматовой. Петербургский драматический театр им. графини С.В. Паниной покажет драму Алексея Истомина "Я болею за Швецию" по пьесе Людмилы Петрушевской. А открыл программу 23 сентября трагифарс "Ближний город" "N-театра".

Фестивальную публику ждет еще два приятных сюрприза - творческая встреча с всенародно любимой Ириной Соколовой, на спектаклях которой выросло не одно поколение ленинградцев-петербуржцев, и творческий вечер блестящей комедийной актрисы Лилиан Малкиной, которую называют "пражская Раневская" (Малкина давно живет в Чехии).

Шесть флагов в гости к нам

Приезжих участников фестиваля можно считать гостями условно. Так, театральная компания "Ника" - это эмигрировавший в Израиль Игорь Миркурбанов, в лирических фантазиях которого "Танго в пустыне Наска" и "Любовный треугольник на двоих" заняты петербургские актеры. Международная театральная лаборатория из Германии "Teatr05" Евгения Герайна - это тоже русские актерские импровизации. В драме Жаки Роше "Лебединая песня" по Чехову французского театра "Аркам"/"Кронос" в паре с режиссером играет заслуженный артист России Сергей Заморев. И, пожалуй, лишь сумгаитский Театр имени Гусейна Араблинского из Азербайджана, что представит драму "Фандо и Лис" Махира Джананова, имеет все основания считаться иноземцем.

Москва представлена на "ArtОкраине" пластической драмой Владимира Аносова "Мотылек. Прикосновение" Театра жанровых миниатюр "Листья" и моноспектаклем Ирины Егоровой "Homo Fortunatus, или Человек счастливый" режиссера театра "КомедиантЪ" Алены Чубаровой.

Будет и музыкальная часть афиши. Программа Deo gracias, Anglia в исполнении неповторимого ансамбля Laterna Magica в высшей и превосходной степени театральна. Детский интеграционный театр "Куклы" выступит с музыкально-кукольной постановкой "Мир тишины", адаптированной для детей с нарушениями функции слуха. Театр "На 10-й линии В.О." представит песенный спектакль-фарс "Ух-Ха! По-чеховски!". Музыкант Дмитрий Гайворонский, уехавший из Ленинграда в США, выступит с мощной импровизацией "Из Сан-Франциско с любовью...", а театр Lusores представит тонкий театрально-музыкально-поэтический диалог актрисы Виктории Евтюхиной и композитора Александры Житинской "Небесные верблюжата" на стихи поэта-футуриста Серебряного века Елены Гуро.

Мария Кингисепп

22.09.2010 - "Театры с окраин в центре внимания" Вечерний Петербург

Театральный фестиваль "АртОкраина"
Я живу на окраине Петербурга — в Коломягах — и потому прекрасно знаю, как трудно, практически невозможно, организовать культурный досуг себе или детям, не выезжая в центр города. У нас на весь Приморский район есть только один театр, правда, любимый — Театр «За Черной речкой». И вот сейчас произошло событие, которое должно обрадовать театралов, живущих на «Пионерской»: Театр «За Черной речкой» при поддержке комитета по культуре организовал новый фестиваль «ARTокраина».

Его задача — представить широкой публике маленькие театры, которые с невероятным трудом выживают на окраинах больших городов. В первом фестивале будет представлен 21 театр из 6 стран — России, Израиля, Франции, Чехии, Германии и Азербайджана. Все спектакли будут показаны на сцене Театра «За Черной речкой», фестиваль продлится два месяца, с 23 сентября по 30 ноября.

Сам Театр «За Черной речкой» сейчас находится в бедственной ситуации, об этом на открытии сказала заслуженная артистка, депутат Государственной думы РФ, председатель попечительского совета фестиваля  Елена Драпеко:

— Я хочу попенять администрации Приморского района: здесь нет никаких культурных заведений, но администрация не нашла возможности поддержать единственный театр. Сейчас там даже света нет, театр вынужден был на свои деньги купить генератор, благодаря этому мы имеем возможность провести фестиваль. Но я рада, что этот фестиваль все-таки состоялся. Весной, когда мы встретились с Олегом Мендельсоном, директором театра, нам казалось, что все это рухнет, потому что у нас как в сказке: чем дальше, тем страшнее. Но в тот момент, когда прислали бумагу о том, что театр должен освободить помещение, когда нет денег на зарплату актерам и нет спонсоров, что остается делать? А нужно делать международный фестиваль, и я думаю, что это правильно.

Виктория Аминова

20.09.2010 - "Фестиваль камерных театров и спектаклей малых форм начался в Санкт-Петербурге"

Театральный фестиваль "ArtОкраина"
21 театр из 6 стран примет участие в проходящем впервые в Санкт-Петербурге Международного фестиваля камерных театров и спектаклей малых форм "Art-окраина", Фестиваль начнется сегодня, 20 сентября в модном Лофтпроекте "Этажи" и продлится до 30 ноября на разных площадках города и сцене театра "За Черно речкой". Как сообщает корреспондент ИА REGNUM Новости, об этом сегодня на пресс-конференции в Санкт-Петербурге сообщил художественный руководитель фестиваля и главный режиссер театра Олег Мендельсон.

По мнению заместителя председателя комитета по культуре правительства Санкт-Петербурга Александр Платунова, появление такого фестиваля в городе совпадает с концепцией проекта комитета по культуре "Культура рядом", когда события культурной жизни проходят в спальных и отдаленных районах города - театр "За Черной речкой" находится как раз в спальном Приморском районе города. Фестиваль поддержал не только петербургский комитет по культуре, но и Министерство культуры РФ, а попечительский совет фестиваля возглавила заслуженная артистка России, заместитель председателя комитета по культуре Государственной Думы РФ Елена Драпеко.

Драпеко сообщила, что фестиваль планируется транслировать в Интернете или выложить в Сеть спектакли-участники. Она отметила, что в Государственной Думе РФ готовятся слушания по предложенной Минкультом концепции развития театрального дела в России. "Поэтому круглые столы по проблемам камерного театра, которые запланированы на фестивале, будут очень кстати - эти проблемы мы вынесем на обсуждение на слушания в Госдуме", - отметила Драпеко. Еще депутат попеняла администрации Приморского района Санкт-Петербурга: "Полмиллиона человек живет в районе, единственный кинотеатр на реконструкции, а помощи от района театру "За Черной речкой" нет. У них даже света нет".

Как пояснил корреспонденту ИА REGNUM Новости Олег Мендельсон, театр является автономным некоммерческим объединением и до сих пор не может оформить помещение. "Мы не можем платить аренду, как коммерческая структура, а вот недавно у нас и свет отключили - мы находимся в жилом доме. Пришлось купить генератор", - сказал Мендельсон.

В фестивале примут участие театры из Чехии, Франции, Израиля, России, Германии, Азербайджана. Приедет лауреат "Золотой маски" пермский театр "У моста". Этот фестиваль станет первым в истории новорожденного петербургского театра "Мастерская" Григория Козлова.

Информационное агенство REGNUM

26.11.2009 - "Остров радикальной свободы" Новые известия (Москва)

Спектакль "Остров. Чайки. Три кота..."В Москве показали пьесу Мартина МакДонаха, на которую не стоит ходить людям с неустойчивой психикой

В рамках театрального проекта «Москва-Питер-Москва» в столицу впервые приехал на гастроли петербургский театр «За черной речкой». Спектакль «Остров. Чайки. Три кота» поставлен по пьесе Мартина МакДонаха «Лейтенант с острова Инишмор», ранее на московской сцене не появлявшейся. Популярный ирландский драматург рассказывает историю небольшого острова, на котором разыгрывается настоящая бойня между борцами из Ирландской независимой освободительной армии из-за убитого любимого кота террориста.

В МакДонахе часто видят последователя Тарантино, сплетающего в эффектных сюжетах ужасы в духе триллеров и юмор черной комедии. В ирландских деревушках, где происходит действие его пьес, выражаясь языком Шварца, «идет нормальная жизнь». В «Королеве красоты» воюют 80-летняя мать и 40-летняя одинокая дочь. В «Сиротливом Западе» насмерть сходятся в ежедневной дуэли два брата (один «пришил» отца, другой засвидетельствовал несчастный случай и унаследовал все состояние). Любовник убивает любовницу. Сосед топится. Сын стреляет в отца из ружья. Дочь убивает мать кочергой. Братья дерутся до крови из-за пакетика чипсов. Бедный священник разводит руками: три убийства и самоубийство на один приход – это перебор! Его дружно утешают: не берите в голову, святой отец! Все пустяки!

Даже на этом впечатляющем фоне «Лейтенанта с острова Инишмор» часто называют самой кровавой пьесой МакДонаха: из восьми действующих лиц четверо к финалу погибают, а из трех котов выживает только один. В своей программке театр «За черной речке» честно предупреждает, что спектакль «Остров. Чайки. Три кота» «не рекомендован для просмотра лицам младше 16 лет, беременным женщинам и людям с неустойчивой психикой».

Пьеса входит в трилогию об Аранских островах, наряду с «Калекой с острова Инишмаан» и «Призраком с острова Инишер». Впервые была поставлена на сцене Королевского Шекспировского театра в Стратфорде-на-Эйвоне в 2001 году. На русский переведена недавно, но уже активно востребована театрами Петербурга.

Штатный драматург Королевского Национального театра Мартин МакДонах в своей черной комедии делает героями борцов INLA (Ирландской независимой освободительной армии) – радикальной группировки, отколовшейся от IRA (Ирландской республиканской армии). Пьеса пересыпана рассуждениями о борьбе за свободу Ирландии, правда, пока во имя этой свободы ее герои совершают поступки довольно сомнительные. Лейтенант Падрайк подкладывает бомбы в закусочные и пытает наркодиллера, отрезая ему ногти и грозя отрезать сосок и скормить его пытаемому. Шестнадцатилетняя красотка Мейрид стреляет в глаза коровам, причем ослепляет их не из жестокости, а в знак протеста против «бесчеловечной торговли мясом»: «Я воспринимала корову только как эффективную цель для политического протеста». Борцы INLA переживают, что им пришлось убить кота (убийство людей за преступление не считается), но утешают себя тем, что свобода Ирландии стоит убитого кота. А так же тем, что в дальнейшем коты Ирландии будут свободны от угнетающих их английских котов.

Привычная политическая демагогия приобретает в устах героев МакДонаха особый оттенок: «Мы освобождаем Ирландию не только для школьников и их милых подружек, а также еще не родившихся детей. Мы освобождаем ее в том числе для наркоманов, для воров, для наркодиллеров. Для всех!» Не правда ли, звучит как-то знакомо? Так же, как ожидаема в устах борца INLA цитата «Цель оправдывает средства». Правда, герою МакДонаха кажется, что это слова Маркса, но его приятель в этом не уверен: «По крайней мере, это звучит так, как будто это сказал кто-то из России»...

В эту минуту смех в зрительном зале на секунду приумолкает. Точно на мгновение черная тень входит в разудалую комедию. А за лихими поворотами сюжета вдруг обнаруживается кровавая изнанка реальности. Мартин МакДонах очень любит в своих пьесах эти внезапные переключения планов. Так, в «Королеве красоты» смешная перебранка матери с дочерью оканчивается трупом старухи на полу деревенской кухни. Вот только что мы слушали комическую перебранку бойцов INLA, а вот на наших глазах на сцене оказываются три трупа.

Режиссер Александр Невинский и его актеры пока лучше чувствуют юмористическую стихию пьесы МакДонаха, купаясь в ней, вовсю развлекаясь трюками, штучками, комическими прибамбасами. А вот тень настоящего ужаса, стоящую за всеми разудалыми сюжетными поворотами, практически не учитывают. И только исполнитель роли бешеного Падрайка Денис Старков находит правильную интонацию, без всякого нарочитого комикования в обрисовке своего героя, который любит только своего кота Малыша Томаса и свободу Ирландии. Сложная жанровая природа пьес МакДонаха пока трудно дается нашим театрам. И хотя этот ирландец стал одним из самых популярных русских драматургов, настоящие удачи можно пересчитать по пальцам одной руки.

Черный юмор притчи Мартина МакДонаха, рассказывающего о том, как в течение дня перестреляли друг друга бойцы радикальной группировки, оставляет долгое послевкусие и толкает на вполне серьезные раздумья. О природе терроризма. О политической демагогии, которой так легко заморочить нестойкие головы. Наконец, о коренном свойстве человеческой природы, о котором рассуждает шестнадцатилетняя Мейрид (Наталья Высочанская): «Я раньше думала, что убивать людей – это забавно. А оказалось, что это скучно». Скучно – не совсем точное слово, но другого она пока не знает

17.04.2009 - "Террорист" Вечерний Петербург

Спектакль "Остров. Чайки. Три кота..."Страсти по МакДонаху в Петербурге не ослабевают. 25 апреля в Театре «За Черной речкой» выпускают еще одну пьесу популярного ирландца, по счастью городу еще не известную: «Лейтенант с острова Инишмор» (впервые представлена на сцене Королевского Шекспировского театра в Стратфорде-на-Эйвоне 11 апреля 2001 года). Петербургский спектакль, правда, будет называться «Остров. Чайки. Три кота...».

Рассказывая анекдоты о соотечественниках-ирландцах, полные отборного черного юмора, Мартин МакДонах не просто высмеивает дуралеев, а занимается неизбывными, многовековыми проблемами национального сознания. Скажем, в названной пьесе все герои делятся на обитателей острова Инишмор (получившего вожделенную независимость от Великобритании) и жителей Северной Ирландии, оставшейся в ведении Соединенного Королевства. А заглавный герой, лейтенант Падрайк, служит в INLA - Ирландской независимой освободительной армии - террористической организации, действующей с 1974 года.

Эти подробности вовсе не мешают МакДонаху выводить ирландцев с Аранских островов чрезвычайно смешными придурками, но позволяют анекдоту обрести объем и глубину, а публике - задуматься о чем-то большем. У пьес МакДонаха есть занятная особенность - вне юмора они теряют всякий смысл вообще, так что на режиссере Александре Невинском и молодой актерской компании во главе с Родионом Приходько и Натальей Высочанской лежит ответственность не только за идею, но и за смех в зале.

Ведущая рубрики Жанна ЗАРЕЦКАЯ

01.02.2009 - "Разговор о времени" Gvozd.ru

Спектакль "Мрамор"

И. Бродский. «Мрамор». Театр «За Черной речкой».

Режиссер Иван Стависский

Художники Фемистокл и Ольга Атмадзас

Пьеса Иосифа Бродского «Мрамор» не так часто появляется в театре, хотя казалось бы – актуальный во все времена сюжет о людях, потерявших свободу, глубокие философские диалоги, неординарные персонажи – мечта любого умного актера, но... Так и пылится эта пьеса на полках библиотек, а ее сценическая история чересчур коротка. История запомнила спектакль с участием Сергея Дрейдена и Николая Лаврова и пожалуй все. Иван Стависский своим творением пытается восполнить театральную пустоту вокруг пьесы, и во многом ему это удается – получается актуально, зло и тонко иронично.

Постановщик разбивает спектакль на три части. Это деление понятно: спектакль длинный и отнюдь не для простого зрителя. Чтобы понять и прочувствовать то, что происходит с героями, нужно немало времени. Режиссер не увлекается купюрами текста, а подает его почти целиком.

Художники спектакля были ограничены возможностями небольшой сцены театра. Однако, Фемистокл и Ольга Атмадзас сумели создать из недостатка достоинство – сцена превращена в маленькую камеру для двух человек. При этом, они смело используют большие сценографические объекты – огромный скелет ванны, в которой по очереди «плещутся» двое заключенных, не менее большие шезлонги-кресла, сделанные, как и ванна, из металла. Эти два кресла в третьем акте трансформируются еще и в кровать Публия. Тем самым, физические превращения на сцене сведены к минимуму, на актеров падает вся нагрузка – отвлекать зрителя попросту нечем. Если к этой картине добавить бюсты поэтов Древнего мира (скульптор Евгений Бурков), аккуратно расставленные по периметру камеры, а так же небольшую «тумбочку» – мы получим тесный мирок двух арестантов, которые компенсируют минимум пространства максимумом свободного времени.

Особенность сценографии заключается еще и в том, что она не создает впечатления замкнутого, давящего пространства. Наоборот, светлые тона и мягкие очертания предметов, «закругленность» самого пространства создают парадоксальный обратный эффект – это пространство не для заключения, а для жизни, хотя и замкнутой, ограниченной, но максимально комфортной жизни. Тем самым, зрителя не покидает двойственное ощущение уюта (теплый свет, мягкие формы) и скованности (маленькое пространство и большие предметы в нем).

Этот спектакль поставлен в психологической манере – актеры строят ансамбль на взаимодействии, психологической мотивации поступков. От этого спектакль приобретает не только философскую глубину – она заложена на уровне текста Бродского, но и глубину жизненную, заложенную уже в тексте режиссерском и актерском. Это интимный разговор двух актеров со зрителем, разговор о личности, свободе и времени. В белых одеждах, отчасти напоминающих форму пациентов психиатрических лечебниц, они разговаривают друг с другом обо всем: воле, свободе, эрекции, истории, времени, снотворном...

Туллий в исполнении Семена Мендельсона – человек Рима, с его голубой кровью, его пониманием истории мира – истории Рима. Этот человек скрывает за своими мягкимиинтонациями, снисходительностью – жесткую направленность сознания к пониманию времени и пространства, организованных законом, который человек ставит над собой. Поэтому для него нет страдания в пожизненном заключении, он прекрасно осознает, что гармония в этом мире возможна только через пожертвование своей индивидуальной свободы закону. Именно поэтому он постоянно осекает Публия в его коротких как у Буратино мыслях. Для Туллия мысль – средство выйти за пределы ограниченности и соприкоснуться со временем. Персонаж Мендельсона построен на противоречии внешнего внутреннему. С виду тонкий, нервный человек, с мелкой пластикой, резкими голосовыми переходами, этакий интеллигент-неврастеник. Внутри, наоборот – человек со стальным стержнем Рима, в чьей голове аккуратно разложены ответы на любые вопросы. Только с течением времени все меняется внутри персонажа – оправдание несвободы оборачивается побегом, уверенность в том, что этот мир нерушим в своей гармонии – сменяется неуверенностью. Но ни побег, ни сомнения не являются для героя Мендельсона главной движущей силой: отнюдь не побег из тюрьмы становится его целью. Потому он возвращается в камеру: в какой-то момент он понимает, что тюрьма – это не четыре стены, а несвобода личности, скованность мыслей и чувств. Побегом из этой тюрьмы мира для него становится самоубийство. Ведь смерть есть обретение высшей духовной свободы, свободы от цепей материи.

Публий Анатолия Журавина так же выстроен на контрасте внешнего и внутреннего, но уже с другим «зарядом». Это наполненный жизнью человек, ведомый куда более прозаическими мотивами – сексуальным влечением, голодом, звериным желанием обрести волю. Здесь важно развести понятия свободы и воли – для каждого из героев это несколько разные стремления. Для Туллия свобода – необходимость человека, без которой он не может существовать, свобода понимается им на уровне духовно-ментальном. Для Публия важно стремление к воле – праву человека на максимальную реализацию себя в мире, наиболее полное переживание бытия. Его мысли куда проще чем у Туллия, он оперирует более приземленными понятиями. Его стремление к воле не менее остро, чем у сокамерника, но в начале это стремление к физической свободе, ведь он, несчастный, лишен в этих стенах того спектра плотских удовольствий, который был у него «когда мы стояли в Галлии». Но и в таком персонаже есть второе дно: в нем происходит борьба, он совершает переход – от приземленных желаний к экзистенциальному пониманию жизни как внутренней свободы мыслей, желаний, совести. Понимание и приятие приходят к герою на грани между жизнью и смертью.

Эти совершенно разные по характерам персонажи представлены на сцене с помощью разных психофизических характеристик. Туллий Мендельсона лежит в ванне – первая сцена спектакля. По выражению лица и жестам сразу понятно – он получает от этого большое удовольствие, он нежится в воде. Публий, не задумываясь, влезает в ванну сразу после сокамерника – для него не важно, что в этой воде до него кто-то был, он испытывает удовольствие только от ощущения тепла. В этом небольшом эпизоде виден способ существования: актеры отыгрывают физические ощущения, находясь в условной ванне, сделанной из железных прутьев. Но наиболее важным становится то, что в этой сцене показаны характеры и отношения персонажей. Первый – интеллигент, второй варвар; один величествен как Тибр, другой импульсивен как зверь. Их отношения не могут быть уравновешенными. А. Журавин делает образ взрывным, активным, его Публий много кричит, в нем доминирует некомпенсированная сексуальность – чтобы показать это, режиссер создает две сцены, в первой из которых Туллий узнает о том, что его сосед избирает объектом влечения тумбочку, во второй – Публий пытается совратить товарища. Обе сцены сделаны с тонким юмором – непомерное желание варвара обыгрывается актерами и как неотъемлемый атрибут его личности, и как комическая черта характера.Их диалоги построены на постоянном споре, они как бы пытаются доказать что-то друг другу. Из-за этого возникает череда маленьких скандалов, в которых Публий «наезжает», а Туллий высокомерно парирует нападки. И спектакль превратился бы в обычную бытовую драму из жизни заключенных, если бы не то, о чем спорят эти двое. Бродский вкладывает в диалоги философское содержание, парадоксально соединенное с бытовыми, прозаическими вставками. В этом бесконечном споре в какой-то момент проступает душевное единение двух человек, запертых в клетке. Этому ощущению нет логического объяснения, но к концу спектакля, когда оба героя попеременно пытаются удержать друг друга от самоубийства, вдруг приходит понимание того, что эти двое не могут ужиться вместе, но и порознь тоже не могут. Так, когда Туллий сбегает, Публий только что волосы на себе не рвет от досады. Его мысль проста – как он мог не поделиться со мной секретом свободы? Выражается это гротескным образом: в отборной ругани, причитаниях, актер носится по сцене, пряча снотворное, которое Публий проспорил сокамернику.

Образ Туллия тоже не так однообразен, как может показаться. Этого спокойного и уравновешенного человека иногда «прорывает», иногда он не может парировать Публию. За медленной и плавной пластикой актера скрывается внутреннее напряжение. Если варвары позволяют своим эмоциям захлестывать, то римлянин не может себе этого позволить. Наиболее важной точкой в актерской работе является последняя сцена второго акта, в которой Туллий читает длинный монолог о свободе и древних поэтах. Здесь актер использует постепенное нагнетание эмоций, жестов и движений. От piano он медленно переходит к forte. К концу монолога не остается следа он надменного римлянина – только человек, жаждущий свободы всем своим естеством.

Однако в третьем действии перед зрителем снова тот же сангвиник, но манера речи уже меняется – появляются интонации грусти. Казалось бы, снова на сцене те же разборки, но это уже финальные сомнения двух людей, которые стоят перед выбором: жизнь взаперти или вечный сон. В финале так и не становится окончательно ясно, какой выбор они делают – Туллий принимает пригоршню таблеток снотворного, а Публий остается с разрезанными венами, ожидая, когда проснется его сосед. Финал открыт, отношения героев, развиваясь по вертикали споров, так и не разрешаются чем-то определенным, а долгожданная свобода призрачна.

И остается время, которое течет как река. И остаются два разных человека, стремящихся компенсировать минимум пространства максимумом времени.

Владислав Станкевичус

12.10.2007 - "Маленький, но смелый" ПТЖ

О театре

Театр «За Черной речкой» если не знают, то вовсе (разве что слышали где-то что-то, но ни разу туда не ходили и ничего у них не смотрели). А если знают, то преданно любят (поклоняются и водят друзей, родственников и знакомых). Театр этот находится практически на месте дуэли Пушкина с Дантесом и считает это событие или совпадение знаковым. Формально адрес «Богатырский, 4» действительно находится за Черной речкой (метро, микрорайон и река), и даже остановка общественного транспорта всеобщими усилиями называется в честь театра. Выражаясь патетично, это единственный драматический театр в престижном районе культурной столицы (ибо другого официального заведения для знакомства со сценическим искусством в Приморском районе Санкт-Петербурга не существует).

Наступивший сезон в театре «За Черной речкой» 25-й, юбилейный. Официально театр открылся 18 апреля 1983 года. Поначалу творили в Коломягах, на горке у часовни, а на Богатырский проспект переехали позже, когда власти театр из одного старенького помещения выселили, а другое, первое попавшееся, в жилом доме по соседству с паспортным столом и казино, наспех предложили. На новом месте обосновались крепко: вдумчиво и тщательно «правят ремесло», несут искусство в народные массы.

Главный режиссер театра «За Черной речкой» Олег Мендельсон начинал в знаменитом ТЮТе при выдающемся театральном педагоге М.Г. Дубровине, затем окончил ЛГИТМиК, получив профессию из рук самого З.Я. Корогодского. Поработав в Ставропольском драмтеатре и в ростовском ТЮЗе, попал в Юсуповский дворец в самодеятельный театральный коллектив, создававший весьма интересные спектакли. И понял тогда, что хочет построить особый театр. Любой, где угодно, но — свой собственный. Как говорится, «наш, только наш». Просил город и небеса дать ему любое помещение, чтобы всех удивить и сделать театр-дом, театр-храм, театр — место встречи и образ жизни.

Помещение в результате имеется очень скромное. Районные власти и местные депутаты, покровительствуя театру, несколько раз хотели его масштабно переделать, утверждали «проекты реконструкции и развития», чертили планы, но, увы, пока не случилось... Как был, так и остался маленький зал на 70 мест, в котором идут серьезные, почти камерные, взрослые и веселые детские спектакли. В репертуаре — сказки, мюзиклы, приключения, трагифарсы, драмы, задушевная лирика и даже блюзовые вариации. А кресла старенькие, новые никак не купить. У главного режиссера нет кабинета: для переговоров, раздумий и прочих деловых и творческих процессов он пользуется столиком в кафе-буфете. У театра нет складов и цехов: для хранения костюмов и декораций используют не то чердак, не то антресоль, не то технические помосты прямо над сценой. Гримерки всего две: мужская и женская, зато там идеальный порядок и чистота. Мендельсон говорит, что в других театрах позволяют себе подолгу не стирать и не гладить костюмы, и актерам неприятно. В этом театре стиральная машина работает круглые сутки. Здесь каждый человек — «многостаночник», совмещающий профессии и должности творческие и технические, креативные и административные. Иначе не выжить. Проблем много, работать сложно, но жаловаться в театре не любят. Театр «За Черной речкой» хоть и маленький, но смелый и гордый. Вот и последние премьеры — под стать.

В мае, под конец сезона, выпустили «Мрамор» по драме Иосифа Бродского, где происходит словесная пикировка пожизненно заключенных в башню римлянина и варвара. Взять этот материал предложил постановщик Иван Стависский. А в октябре открывают сезон премьерой «Русская хандра» по мотивам пьесы Чехова «Иванов».

«Мрамор», обозначенный в афише как «дыра в пейзаже с двумя антрактами», славен тем, что в начале 80-х был шикарно сыгран Николаем Лавровым (кстати, однокурсником Мендельсона) и Сергеем Дрейденом в галерее «Борей» в постановке Григория Дитятковского. А еще тем, что Мендельсон случайно познакомился с Бродским, несколько часов слушал в знаменитом кафе «Сайгон» его стихи и поил поэта кофе. «Русская хандра» примечательна оригинальным отношением к материалу израильского режиссера Владимира Воробьева. Он еще не видел «Иванова» Льва Эренбурга в Небольшом драматическом театре и не сходил пока на одноименный спектакль «Такого театра» в постановке Александра Баргмана. Но Воробьев постарался выделить (на свой взгляд) главные чеховские темы (жизнь, смерть, любовь, скука) и смешать их, чтобы было «все как в жизни». По задумке, должна получиться «комедия бессмысленности», происходящая в разрушающемся на наших глазах доме (читай — конец мира, несбыточность мечтаний, крах идеалов и тому подобное). В спектакле участвуют всего семь человек (вместо восемнадцати, не считая гостей и лакеев), акцент сделан не на всеобщем разложении, а конкретно на упадке нравов, и обещана мощная энергетика, возбуждающая желание жить, а не уныло страдать (как страдал и терзался, например, Иванов-Смоктуновский).

В театре «За Черной речкой» уверены, что гнаться за модой, чтобы собирать полные залы, и зарабатывать на любой конъюнктуре в ущерб чувству меры и вкуса — «не комильфо». Олег Мендельсон демонстративно протестует против алчности, никогда не станет привлекать внимание публики «медийными физиономиями» из сериалов или ставить заведомо успешные, но вульгарные комедии. Здесь объявляют решительный протест коммерциализации искусства и сознательно играют глубокие вещи. Это — позиция. Мендельсон вовсе не имеет в виду, что его театр умнее зрителя или лучше других. Он просто хочет, чтобы его публика «не жрала что попало, а кушала качественную пищу».

Мария Кингисепп

13.10.2008. - "Над пропастью во ржи" Livejournal.com

Спектакль "Над пропастью во ржи"

"— Пропасть, в которую ты летишь, — ужасная пропасть, опасная. Тот, кто в нее падает, никогда не почувствует дна. Он падает, падает без конца. Это бывает с людьми, которые в какой то момент своей жизни стали искать то, чего им не может дать их привычное окружение. Вернее, они думали, что в привычном окружении они ничего для себя найти не могут. И они перестали искать. Перестали искать, даже не делая попытки что- нибудь найти."
(с) Дж. Д. Сэлинджер

"Понимаешь, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером вогромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом - ни души, ни одноговзрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью,понимаешь? И мое дело - ловить ребятишек, чтобы они не сорвались впропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему. Наверно, я дурак. "
(с) Дж. Д. Сэлинджер

С завидной регулярностью меня обвиняют в пристрастности и отсутствии объективности. О, умудренные мои, вы видно забыли, что я не замшелый, ядом-брыжжущий критик. Если уж я пишу в своем журнале о спектакле, книге, фильме или выставке – так это только от того, что чем-то мне это сильно понравилось или напротив – переполнило омерзением. В том и другом случае призываю читателя – иди, старик, посмотри! Понравилось ли? Нет – расскажи почему!

К творчеству Сэлинджера я всегда относился без особого трепета, но злопыхателям, обвиняющим автора в незамысловатости приемов манипулирования мыслями и чувствами читателя, сопливости главного героя, торопящимися в настоящую, правильную жизнь, лживый мир взрослых, обвиняющим Холдена в том, что он не думает, а чувствует – с первого взгляда это действительно сильно смахивает на всамделишный идиотизм, могу сказать: милые люди, не путайте хрен с пальцем!

Намек ясен?

Я сам, такой вот, подросший Холден, проживший треть жизни, как видно, не сильно поумневший и, временами, во всем обвиняющий сырой, безрадостный, непонятный и неромантичный взрослый мир!

Так вот, спектакль мне неожиданно понравился даже больше чем книга. Смотрел на одном дыхании, залпом. Даже на следующий день проснулся в хорошем настроении. В театре "За Черной речкой"  я был в первый раз. Сей храм искусства не оставил меня равнодушным. Простенько и уютно.

Холден, проходящий лечение "после всей той сумасшедшей истории" в исполнении Семена Мендельсона по-детски живой и яркий и, причем, вовсе не скопированный с сэлинджеровского героя. Актер словно бы живет этой ролью, что не может не завораживать. Мастерская игра приковывает взгляд к происходящему на сцене. Нельзя не отметить и несомненный талант других актеров, равно как и ряд необычных режиссерских находок.

Странная книга. Странный театр. Странный спектакль.

Сергей Шевкунов

19.10.2008 - "Если ты ловил кого-то вечером во ржи..." Livejournal.com

Спектакль "Над пропастью во ржи"

Вы не слушаете Вагнера потому, что он нравился Гитлеру?
Тогда не стоит читать дальше.
Дальше будет не про Вагнера, не про Гитлера и даже не про убийцу Джона Леннона.
Дальше будет про то, что вчера вечером (точнее, ночью) я загрузила компьютер и спросила у Яндекса, сколько лет Фиби Колфилд.
Яндекс промолчал. Сказал только, что Фиби Колфилд учится в 4 «Б», и что её второе имя Джозефина, а вовсе не Уезерфилд.
Этого мне хватило.

Но раз уж вы не слушаете Вагнера, дальше читать бессмысленно. Потому что наверняка вас не интересует роман Сэлинджера «Над пропастью во ржи»: ведь эту книжку читал Марк Чепмен, решивший, что убийство Джона Леннона сделает его таким же знаменитым, как и сам певец.
Как известно, Марк Чепмен читал «Над пропастью» накануне убийства и сразу после.

***
Что я знаю про пропасть во ржи?
Не больше, чем другие.

Знаю стихотворение Бёрнса:
Если кто-то звал кого-то
Сквозь густую рожь
И кого-то обнял кто-то-
Что с него возьмешь!
И какая нам забота,
Если у межи
Целовался с кем-то кто-то
Вечером во ржи...

Знаю, что еще в 1966 г. в московском Театре Сатиры Холдена Колфилда играл Андрей Миронов. И жалею, что родилась гораздо позже.

И еще я знаю, что книжку «Над пропастью во ржи» покупает и носит везде с собой герой Мэла Гибсона в фильме «Теория заговора».

И еще я много раз смотрела спектакль «Над пропастью во ржи» в театре «За Черной речкой». Раз сто-пятьсот наверное. Или, если точнее, раз семь-восемь. И столько же раз (или даже больше) я читала книжку. И сейчас не отказалась бы перечитать. Только свежий «Космо» манит новоизобретенной техникой получения оргазма. Так что пока особо некогда перечитывать классику. Шутка.

***
Я столько раз смотрела «Над пропастью во ржи» в театре «За Черной речкой», что мои первичные восторги сменились какой-то вдохновенной нежностью, умиротворением и необходимостью мечтать о том, чтоб побывать на этом спектакле вновь. И – таки – бывать. Хоть даже раз в полтора-два года.
Просто, чтоб убеждаться раз за разом, что Холден все такой же невозможный. Что старик Спенсер – несмотря на его кажущуюся немощь еще шесть лет назад – все еще жив. Что Док по-прежнему не знает, куда деваются утки из пруда в нью-йоркском парке. Что Стредлейтер по-прежнему не в моем вкусе. Что...

Я не стану ничего рассказывать про вчерашний спектакль.
Аншлаг.
«Нет ли лишнего билетика?»
Молодежь.
Десятиклассники с классной руководительницей.
Одна декольтированная спина на весь зал.
Джинсы и свитера.
Навязчивый запах коньяка со стороны последнего ряда.
Потрясающая музыка.
«The platters», «The Doors», Фрэнк Синатра.
Блюзовые импровизации.

***
Впервые я смотрела «Над пропастью во ржи» шесть лет назад. Тогда на билетах было написано «ПРЕМЬЕРА».
Актеры с тех пор... изменились. У Холдена – заметно поредела шевелюра. Док и вовсе подстригся налысо. Повзрослели и Салли, и Экли, и... Фиби. Да, Фиби.

***
Яндекс сказал, что Фиби учится в 4 «Б».
Из чего я сделала вывод, что Фиби, наверное, лет 9-10.
Роль Фиби в спектакле короткая, но яркая.
Минут пять, наверное.
Пять финальных минут, которые растрогают любого.
Холден собирается уехать из дома и зовет Фиби с ним попрощаться. А Фиби...
Фиби приходит с чемоданом и огромным львом, чтоб уехать с братом.

Холден почти плачет. А вместе с ним зал.
А потом Холден и Фиби вместе идут домой. Хэппи энд. Занавес.

***
Роль Фиби и пять, и три года назад играла Ксения Гвоздева. Смешная белобрысая девочка. Дочь актера (а сейчас директора театра) Сергея Гвоздева, в спектакле он играет Экли.

Вчера, едва мы вошли в театр, Ксения-Фиби была первой, кого я увидела. Взрослая. В девичьей юбке. И девичьих (не девчачьих) полусапожках. С брекет-системой и застенчивой от того улыбкой.

***
А потом я стояла около контроля, ждала, пока разденутся sashkin2000 и Максим.
И сотрудница театра меня спросила:
-Вы чего-то ждете?
А мне не хотелось рассказывать ни про sashkin2000, ни про Максима. И я сказала, улыбаясь подросшей Фиби:
-Нет, я просто так здесь стою. Смотрю, как подросла маленькая Фиби.
И контролер согласилась:
-Да, подросла. И очень из-за этого переживает.

И маленькая большая Фиби улыбнулась мне в ответ и сказала грустно:
-Я уже не Фиби. Вообще.

А потом Фиби сидела на нашем ряду. Через пару человек от нас. И было понятно, что ей и трепетно, и грустно, и ностальгично, и остро, и...
...и антракт она провела в комнатке звукорежиссера, и...
...и когда в финальной сцене на сцене появилась новая маленькая Фиби – все с тем же огромным львом, и Холден почти заплакал, и вместе с ним – зал, и новая маленькая Фиби сказала: «Не плачь, Холден! Я поеду с тобой!», стало понятно, что театр – это все-таки по-настоящему.
И это здорово, что это по-настоящему.
У взрослой Фиби текли слезы. Ну и – сквозь комок в горле – у меня - заодно.
А sashkin2000 с Максимом сказали мне: «Ну, не расстраивайся. Через пять лет новая Фиби тоже вырастет. И тоже придет на спектакль как зритель, и тоже будет плакать».
Но меня это не очень-то утешило.

P.S. «Вот и вся моя работа - стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему». Холден Колфилд.

P.P.S. А sashkin2000 говорит, что я вечно притягиваю всякие истории, но тут уж я ничего поделать не могу.
Потому что мы тут кое-что обсудили с Марусей lemm и выяснилось, что рецепт прост. И что прав Вишневский. Жизнь - вынуждает написать бестселлер.
Только когда?

Popuga

07.05.2007 - "Над пропастью во ржи" в театре "За Черной речкой" LiveInternet.ru

Спектакль "Над пропастью во ржи"

Сперва о книге (кто не читал – настоятельно рекомендую, в свое время произвела на меня сильное впечатление). Это удивительное произведение, по-моему ее обязательно нужно включить в программу школьного образования, например вместо нудной «Войны и мир».

Главный герой – подросток по имени Холден не желающий воспринимать этот мир.  Он видит в нем только отрицательную сторону, низость, лживость и показушность. Будущее, к которому стремится большинство его сверстников, – работа в конторе, зарабатывание кучи денег, – его не привлекает. Мир «взрослых» отталкивает его, ему близки только маленькие невинные дети. Он сам не знает, чего хочет... Мир кажется ему враждебными он враждебен к миру. Исключенный из элитной школы (в четвертый раз), он отправляется в Нью-Йорк, где два дня спасается от одиночества. За этот короткий срок он сталкивается вплотную с человеческой низостью, продажностью, лицемерием и жестокостью.

Теперь о спектакле. Вообще, по моему,  что бы адекватно воспринять его надо прочитать книгу и обладать хоть какой-то фантазией.  Хотя возможно я и не прав. А так постановка очень порадовала.

Во первых ввели еще одного персонажа – некого абстрактного доктора, психолога, своеобразного ангела хранителя, который ведет диалог с главным героем. Именно этот доктор и выполняет функцию того, кто пытается вытянуть Холдена из пропасти.

Во вторых – возраст актеров и общая условность спектакля немного равкрывает рамки книги. Проблемы волнующие Холдена могут волновать не только в 16, но и в более зрелом возрасте. Его поиск себя, это не восприятие дисгармоничного мира, отторгание обыденной реальности  и не желание играть по правилам – все это можно углядеть и у Кафки и у Камю и у Сартра, а уж у рок героев 60х-90х =))) Если при прочтении книги эти параллели были не так заметны, то при просмотре спектакля сразу воспринималось.

В третьих – актеры удивительные, играют потрясающе, особенно исполнитель главной роли – он великолепен

В четвертых постановка – роман адаптировали удивительно. Спектакль настолько полноценен, что не к чему придраться, разве что образ Джейн - той, кому герой так и не позвонил, немного отошел на второй план.

В пятых  - музыкальное сопровождение, оно очень хорошо подобрано. Не даром спектакль анонсировался как «блюзовые фантазии для драматического ансамбля». Приятный блюз, джаз... одна из песен – песня группы Doors. Сразу выплывает ассоциативный ряд. Уж кто-кто а Джим никак не хотел  играть по правилам и мирится с этим миром. И провалился в свою пропасть =(

Итог: как бы все не было ужасно  не стоит поддаваться отчаянию, уступать одиночеству, идти на поводу у обстоятельств. Ищите силы в себе и в тех, кто рядом. Надо быть терпимее к людям, уметь прощать и любить... All You Need Is Love!

Сим

 

Оставить комментарий