Театр За Черной Речкой - Юлия Родимцева о спектакле "над пропастью во ржи"

Юлия Родимцева о спектакле "над пропастью во ржи"

История из жизни одного молодого, запутавшегося в своих собственных мыслях, ощущениях, парня, пронзила сердца и заставила задуматься не одно поколение. Запрещенные долгие годы в Америке из-за обилия сцен с ругательствами, а также попирания канонов, и откровенных разглагольствований на темы, которые не принято обсуждать в обществе (в том числе и о страхе перед сексуальностью), роман, тем не менее, приобрел огромную популярность, и был включен в сотню лучших англоязычных произведений мира.

Темы, затронутые в романе популярны, остры и по сей день. Именно это и хотела показать режиссер-постановщик, выпускница Санкт-Петербургской академии театрального искусства Мария Мирош, в своих «блюзовых вариациях для драматического ансамбля в двух частях» с одноименным названием «Над пропастью во ржи». Спектакль вот уже почти 11 лет с большим успехом идет на сцене «Театра за Черной речкой». Менялся состав, переписывались сцены, но суть самого спектакля, его главная идея оставалась прежней – показать зрителю всю глубину юношеских переживаний, и то, как они трансформируются в более зрелое мировоззрение, проходя сквозь призму общественного мнения, взаимодействия с представителями разных слоев социума.

Спектакль получился во всех отношениях оригинальным, свежим, необычным. Особое внимание стоит уделить музыкальному сопровождению, которое здесь оказалось выше всяких похвал блюз и джаз – любимые направления времен написания самого романа, в «блюзовых вариациях» прекрасно легли на сюжетную канву, сопровождая, интонируя на определенных моментах, усиливая эмоциональную составляющую действия. "The platters", "The Manhattan transfer" , "The Doors", "Sqirrel Nut Zippers", "Palast Orchester", Frank Sinatra — лучшие песни лучших исполнителей. И под эти песни проходит отрывок из жизни, пожалуй, самого неоднозначного подростка последних шестидесяти лет Холдена Колфилда, в спектакле играемый Иваном Мартыновым.

«Над пропастью во ржи» — это интересный, захватывающий спектакль, который не состоялся бы без сильного актерского состава.
Иван Мартынов (Холден Колфилд), Анатолий Журавин (Док, таксист в Нью-Йорке), Ирина Клюева (жена профессора Спенсера, мама одного из учеников) Сергей Яценюк (Экли, официант в бар, Льюс), Наталья Третьякова (Салли, монашка), Александр Володин (профессор Спенсер, пастор), Артур Литвинов (Стредлейтер, лифтер), Александра Байраковская (Джейн, проститутка). Они все не играют на сцене, они на ней проживают каждый свою маленькую жизнь. Раз за разом, спектакль за спектаклем, не теряя настроения, лица и, самое главное, души. Если судить по сэлинджеровскому описанию, то в режиссерской версии романа Ловец во ржи – это вовсе не Колфилд, а его вечный спутник, ангел-хранитель, Док. Он и есть тот самый старший, который ловит младших детей над самой пропастью, не давая им рухнуть вниз вместе со своими идеалами. Это подтверждается несколькими сценами: диалог Дока и Холдена, когда первый говорит второму жестокую правду, что тот скатывается все ниже и ниже; когда Док уговаривает Колфилда не совершать опрометчивого поступка, и буквально ловит его. Кто такой Док, можете спросить Вы, ведь его не было в романе. Док – это всечитатель, собирательный образ, он является воплощением всех тех людей, с которыми Холден вел свои беседы, постигая самого себя и суть происходящего. И Анатолий Журавин сыграл свою роль превосходно, он напомнил самого Колфилда, только старше, умудренней, это Холден, который прошел сложный жизненный путь.

Но нельзя не сказать и других актерах, мастерски сыгравших свои роли. Колоритная Салли, вдруг ставшая якобы застенчивой монахиней вызывала неизменную улыбку на губах, а у мужчин понимающие взгляды в сторону Холдена, когда закатывалась истерика и поджимались губки. И миленькая Джейн, перевоплотившаяся в распутную девушку по вызову в прозрачном платье и с ярким макияжем, и с непременными танцами у шеста, точнее у лестницы – будоражила воображение своим невинным взглядом, и совсем не невинными действиями. Кстати, сцена с ней и с лифтером (Артур Литвинов), где девушка исполняет весьма откровенный танец, была введена режиссером-постановщиком, и в оригинальном тексте её не было, и вызывает она несколько двойственную реакцию. Ведь, как известно, одно слово может поменять весь смысл книги. Экли и Стрэдлейтер вышли поразительно гармоничной парой, заикающаяся манера первого, позерство второго не выглядели наигранными, они и впрямь были на сцене мальчишками, каждый со своими «тараканами» в голове, претензией на что-то большее, чем они являются на самом деле. И они вместе заставляли зрителей смеяться, своей мимикой, жестами, голосом. А это весьма ценное качество для любого актера. Профессор Спенсер (Александр Володин) и его жена миссис Спенсер (Ирина Клюева) выглядели, как настоящая семейная пара. Почтенный старец, пытающийся вложить хоть каплю мудрости в голову несносного мальчишки, и милая дама, из-за своей глухоты, воспринимающая реальность в искаженном виде, и так, как ей удобно. Но, как и у всех спектаклей, постановок и здесь были свои нюансы. В романе Селинджера Фиби – это маленькая девочка, в возрасте около шести лет, с косичками, подвижная, веселая, но уже достаточно умная, чтобы учить своего брата, едва ли не покровительствуя ему. Но на сцене её роль исполнила скорее уже девушка, а не девочка. И если юное дитя способно вызвать у зрителя слезы на глазах, щемящее ощущение в сердце и в душе, то, к сожалению, тут до этого не совсем дотянули.

«Над пропастью во ржи», идущий в «В театре за Черной речкой» — это особый мир, прошлое, погружаясь в которое, вдруг понимаешь, что это и есть сегодня, и завтра, и так будет всегда.

Юлия Родимцева, специально для MUSECUBE

Оставить комментарий